Reports
Wednesday, 01 February 2017 14:18

Испытание Трампом

                                                      «Начал танцевать, так танцуй под музыку»

                                      (еврейская пословица)

Воистину: если бы не было Трампа, его надо было бы выдумать.

Мир настолько засиделся в постбиполярном безвременье, что последние американские выборы воспринял, как одно сплошное увлекательное глобальное реалити-шоу. Лихо закрученный сюжет заставлял невольных зрителей сначала гадать, затаив дыхание, кто же победит, он или она. Потом, когда он уже, якобы, победил, аудитория задалась главным вопросом, а куда же он «погребет», вступив в должность.

Он в нее вступил. А мир продолжает все больше погружаться в виртуальную реальность режиссируемого Трампом мирового представления. Законы развлекательного жанра пока что соблюдаются.

Но это все – форма. А что же содержание?

Конец эпохи или все пропало?

Германский канцлер А. Меркель, выступая с речью перед духовенством в городе Вюрцбург, заявила, что спустя четверть века после окончания «холодной войны» и воссоединения Германии новая историческая эпоха может прийти на смену старой. До нее то же самое заявил теперь уже бывший министр иностранных дел Германии, а ныне кандидат в президенты страны, Ф.-В. Штайнмайер.

Уточняя свое заявление, бундесканцлер сказала, что, по ее мнению, несмотря на то, что некоторые мечтают «вернуться в маленький мир», правильным ответом на новые мировые вызовы будет именно открытость, а не изоляция.

Это была, фактически, первая попытка лидера одной из европейских стран публично возразить новому американскому президенту по поводу озвученного им в своей иннаугурационной речи нового курса, нацеленного исключительно на внутренние проблемы страны, игнорируя при этом проблемы внешнеполитические.

Эту позицию Трамп подтвердил несколько дней спустя в ходе своих первых международных переговоров с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй.

В частности, комментируя Brexit, новый американский лидер сказал буквально следующее: «Я думаю, что Brexit будет замечательной вещью для Вашей страны. Когда он завершится, Вы сможете иметь свою идентичность, сможете принимать в своей стране тех людей, которых Вы хотите. Вы сможете иметь свободные торговые соглашения без того, чтобы кто-то следил за Вами и за тем, что Вы делаете. Полагаю, в конце концов, что Brexit будет невероятным достижением, а не невероятными обязательствами».

Из цитаты видно, что Трамп несколько упрощенно понимает реалии объединенной Европы. Тем не менее, уже сам факт того, что первая международная встреча состоялась именно с британским премьером – свидетельство того, что англосаксонские связи при его президентстве будут укрепляться. А приведенные выше слова американского лидера могут означать, что для Великобритании уготована новая особая роль в Европе. Не зря таблоид «Sun», перефразируя высказывания Трампа, написал, что в итоге великой снова должна стать Великобритания. И, очевидно, не зря официальный визит президента США в Лондон намечен уже на лето нынешнего года.

Все это не предвещает ничего хорошего для Брюсселя. Ошибки, допущенные в ходе евроинтеграционного строительства, умноженные на демонстративное невнимание к общеевропейским делам со стороны официального Вашингтона (и не только Трампа) только усугубляет и без того неопределенную ситуацию внутри ЕС. И любые успехи Великобритании вне Союза будут рассматриваться евроскептиками как лишнее подтверждение их правоты. А это означает только усиление центробежных процессов.

Тем более, что если Великобритания действительно получит реальную помощь от США, то Лондон сделает все от него зависящее, чтобы такой сценарий как можно скорее воплотился в жизнь. К этому Лондон подталкивает и ситуация внутри Объединенного королевства.

В случае развития ситуации в таком направлении лидерам евроинтеграции придется совершить поистине титанические усилия для того, чтобы удержать проект от его полного разрушения.

При любом раскладе Украина получает дополнительные возможности для маневра на европейском политическом пространстве. С одной стороны, Европейскому Союзу в нынешних условиях крайне важно иметь в ближайших союзниках государство, которое не на словах, а на деле доказывает приверженность европейским ценностям.

С другой, в случае возникновения реальных намерений со стороны Великобритании изменить свой статус в Европе, Украина может стать ее союзником и партнером в этом процессе.  

Ложки нашлись, но осадок остался

Последние выборы в США явственно визуализировали новые реалии, появившиеся и до поры до времени латентно присутствовавшие в американо-российских отношениях во время двух каденций Барака Обамы.

Официальная Москва, в надежде на то, что со сменой администрации изменится и отношение Белого дома к нынешнему внешнеполитическому курсу России, предприняла бесприцидентные усилия для обеспечения победы республиканского кандидата. Результатом которых стала не столько победа Трампа, сколько сформировавшееся устойчивое ощущение незримого российского присутствия в вашингтонских коридорах власти вообще. Присутствия серьезного и влиятельного. Что, согласитесь, намного важнее, нежели единичный акт приведения к власти «своего» кандидата.

При этом, Кремль не только не скрывал своего участия в работе в пользу одного из участников предвыборной гонки, а, наоборот, еще и подогревал интригу, распространяя информацию о хакерских атаках на электронное оборудование Демократической партии и ее кандидата и, предавая огласке, якобы, добытые, в результате, сведения.

Порожденное в политикуме (особенно, демократическом) состояние неуверенности и незащищенности, с одной стороны, работали на пользу Трампа, который, будучи не политиком, а опытным медийщиком,  умело пользовался этим. А, с другой, косвенно «привязывали» конечный результат выборов к этим действиям, ставя будущего победителя в зависимость (пусть и виртуальную) от организаторов акции. Формально анонимных, но уже подразумеваемых.

Так вокруг Трампа-президента постепенно сформировался тот негативный контент, который попытались то ли подтвердить, то ли разрушить американские спецслужбы. Однако, сделать это так и не сумели из-за некачественного доказательного материала.

Но, зато это позволило перевести дискуссию в плоскость конспирологии, что, как представляется, еще хуже. Прежде всего, для самого Трампа, поскольку латентные угрозы тем и плохи, что могут всплыть в самый неподходящий момент и не требуют доказательств.

Безусловно, утверждать, что официальная Москва «сделала Трампа президентом», было бы большим преувеличением. Единственное, что реально удалось Кремлю – это вплести российскую тему в новый политический нарратив Соединенных Штатов в несколько ином контексте, чем было при демократической администрации.

В отличие от демонстративно-пренебрежительной отчужденности Б. Обамы, новый хозяин Белого дома уже на этапе предвыборной борьбы пытался активно использовать российский фактор в свою пользу. Естественно, поскольку тогдашний американский президент негативно относился к российскому лидеру, Трампу приходилось играть на противоречии, делая не совсем взвешенные заявления и давая несколько завышенные обещания.

Таким образом, наступает момент, когда предварительные шаги, предпринятые Россией, должны начинать приносить ей какие-то политические дивиденды. Или, наоборот, не принести ничего.

Пока же можно констатировать, что после того, как предшественник Трампа Обама выдворил из страны 35 российских дипломатов и закрыл два российских представительства в Нью-Йорке и Мэриленде, новый президент издал указ, запрещающий бывшим сотрудникам администрации продвигать интересы зарубежных государств в течение пяти лет после ухода с должности. Поскольку россияне активно пользовались услугами американских лоббистов, в том числе, для снятия санкций, нормативный акт американского президента вряд ли будет играть на пользу официальной Москве. Предполагаем, что данный указ стал также своеобразным ответом на действия Кремля в ходе избирательной кампании.

Так что, как гласит поговорка, пока-что «Не в коня корм».        

Лучшая битва – та, которая не состоялась

Одним из первых указов, подписанных Трампом в должности президента, стал указ о выходе Соединенных штатов из соглашения  Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Напомним, ТТП – это торговый пакт, подписанный в феврале 2016 года двенадцатью странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Он не был ратифицирован американским Конгрессом.

Таким образом Трамп выполнил еще один пункт из перечня его предвыборных обещаний. Основным аргументом в пользу выхода было то, что для Соединенных Штатов выгоднее будет заключить двусторонние торговые соглашения, которые, по мнению нового президента, позволят вернуть в США промышленность и рабочие места.

Насколько это решение правильное, покажет время, но в экспертной среде сразу же появились комментарии, утверждающие, что Америка добровольно сдала позиции в регионе Китаю.

Утверждение тоже, по крайней мере, спорное. Но бесспорным является одно – Соединенные Штаты Америки утратили какую-то частицу доверия со стороны своих партнеров в регионе.

Намеченный на 10 февраля с.г. визит в США премьер-министра Японии может несколько прояснить ситуацию. Однако, как представляется, ожидать больших прорывов на этом направлении американской внешней политики, вряд ли, стоит. Во всяком случае, до окончательного прояснения ситуации в американо-китайских отношениях.

Диалог между новой американской администрацией и Пекином начинается с позиций, которые даже с большой натяжкой трудно назвать дружественными.

Трамп в своей предвыборной риторике не раз заявлял о необходимости сдерживания Китая. Новому американскому президенту не нравится засилье китайских дешевых товаров на отечественных рынках. Что, по мнению Трампа, ведет к потере рабочих мест и недополучению многомиллиардных сумм налоговых отчислений. Для толерантного урегулирования этой проблемы, кстати, и задумывалось ТТП, так необдуманно отвергнутое новым хозяином Белого дома.

Экономические причины, в сочетании с попытками Китая потеснить Соединенные Штаты в регионе, оставляют мало надежд на то, что двусторонние отношения в ближайшей перспективе обретут однозначный характер.

Несмотря на то, что китайская экономика считается второй по величине в мире, противостоять Штатам в одиночку Китай пока что не в состоянии. Это понимают и китайцы. Последнее выступления Председателя КНР Си Цзиньпина в Женеве, состоявшееся буквально за два дня до инаугурации Трампа, лишнее тому подтверждение. Ключевые посылы выступления: запрещение и уничтожение ядерного оружия, великие державы должны уважать ключевые интересы друг друга и большие государства должны относиться к малым странам, как к равным, – были адресованы новому Белому Дому, как предложение о возможных путях дальнейшего сотрудничества. Которое пока не принято.

А поэтому, в случае резкого ухудшения американо-китайских отношений Пекину понадобятся союзники масштаба России. Которая, без сомнения, не преминет запросить соответствующую цену за свою внешнеполитическую лояльность. Например, помощь в прорыве санкционной блокады за счет признания Китаем аннексированного Крыма российским.

Вместо эпилога

Несколько перефразировав самого Трампа, можно сказать, что ему пока удалось всколыхнуть «политическое болото». В то числе, и международное.

Истина заключается в том, что ничего нового в его действиях нет. Он, просто, честно выполняет дынные им предвыборные обещания. Выполняет, как умеет бизнесмен-прагмат и неофит от политики.

В этой связи вызывает некоторое недоумение реакция на то, что Трамп делает как внутри страны, так и за рубежом. Внутри страны, потому что возникает невольный вопрос, вы сами-то, за кого и за что голосовали. А вне ее – вы это слышали еще за полгода до того, как оно начало внедрятся в жизнь. Так что же в этом нового?

А поэтому, складывается впечатление, что и сами американцы, и весь остальной мир по-старинке посчитали трамповские обещания очередным популистским бредом, который после вступления в должность кардинально изменится, поскольку «в жизни все выглядит совсем иначе, чем на самом деле».

Пока что эти надежды не оправдываются. И в этой ситуации настораживает то, что некоторые шаги новой американской администрации будут иметь долгоиграющий эффект, от чего международная ситуация не станет более устойчивой и предсказуемой. А это значит, что миру придется самостоятельно искать новые пути для решения возникающих проблем.

От преобразований Трампа мир не разрушится, даже особо не пострадает. Просто, он станет другим. И перед каждым государством, в том числе и перед Украиной, еще более актуальным станет вопрос «Как быть и что делать?», чтобы занять достойное место в новой системе международных отношений, которая начинает ускоренно формироваться на наших с вами глазах.       

 

 

    

 

Read 626 times